Экстремальная беременность с благополучным концом

Беременность

Велосипедные походы закончились в середине июня, после нашей свадьбы, когда жара всё возрастала, а в начале июля я уехала на две недели к маме, менять паспорт. И именно тогда тест показал две полоски. Шоком это не было, я знала, что так может случиться и ждала этого. Хотя подобное известие всегда воспринимается с некоторым волнением.

Впрочем, нашим планам это известие не помешало, и как только паспорт был готов, я уехала в область к родственникам мужа, где у нас с ним был запланирован активный тур по всем музеям. План благополучно реализовался, опять же на фоне жары. А закончилось всё неожиданно. Перед нашим отъездом обратно, к моей маме, мы попали в эпицентр урагана, когда на наших глазах разметало все деревья окрестного леса. И на два дня мы были оторваны от мира, без света, воды и связи. Через два дня восстановили железную дорогу до Питера, благодаря чему на поезд всё – таки удалось попасть.

Весь центр был в дыму от пожаров. Как мы прожили оставшиеся две недели – страшно вспомнить. Дышать было абсолютно нечем, видимость на вытянутую руку. Вместо солнца, какое — то жалкое пятно. У меня начался токсикоз на мясо. А тут как назло сплошные дни рождения с застольями!

Всё же сходила я в частную клинику, где мне поставили диагноз беременность семь недель. Развитие в норме. Это успокоило, а в конце августа мы вернулись домой.

По возвращению из отпуска сразу стало две проблемы:
1. Мне надо было прописаться, чтобы встать на учёт.
2. Что – то срочно решать с жильём, жили мы на тот момент без слива и горячей воды в разваливающемся доме. Ребёнка в такое жильё приносить не хотелось.

Бешеная неделя поисков, и мы в самом конце августа покупаем квартиру в новостройке, договорившись, что старое жильё освободим к середине октября.

Квартира в новостройке – это стяжка и штукатурка, без дверей, ванны и всего остального. Имелась только газовая плита и котёл для горячей воды и отопления. Денег на ремонт тоже осталось в обрез, всё было потрачено на квартиру. К тому же в сентябре все вышли на работу.

День строился примерно так: с утра я на анализы, потом на работу, муж по магазинам за нужными вещами для ремонта, потом на работу. Я приходила к обеду, валилась на пол. часа вздремнуть, шла на вторую смену. По приходу что – то заглатывала и ехала на новую квартиру, где уже возился муж. В час ночи мы пешком возвращались обратно, дорога занимала около часа.

Благодаря временной регистрации, на учёт меня поставили. Всё пытались найти какие – то отклонения, но кроме малого веса и возраста не нашли ничего. Потом выяснилось, что у меня отрицательный резус при положительном у мужа.

Десятого сентября УЗИ показало однояйцевую двойню, срок двенадцать недель. Сказать, что я не была в шоке – значит, ничего не сказать. Больше всех, пожалуй, в ступор вошла моя мама. А муж наоборот, похлопал глазами и сказал, ну значит так. А я стала думать за троих.

На фоне наших диких нагрузок, связанных с ремонтом и двумя ставками на работе, чтобы уйти в декрет с деньгами, беременность протекала довольно спокойно. Токсикоза не было. Хотелось только одного, чтобы не мотали нервы.

А их мотали. Оказалось, что беременность двойней – вещь эксклюзивная и требует особого подхода. И поэтому меня отправили к специалисту по не вынашиванию, где мне повещали, что выносить с моим весом я не смогу, хорошо, если один спасётся. После чего отправили в дневной стационар, а потом и вовсе поставили гестац ионный пиелонефрит и направили уже не в дневной, а обычный. В это же время мы, наконец, переехали.

Из стационара меня отправили, написав, что абсолютно здорова, и я поехала устраиваться в другую поликлинику по месту нового жительства.

На этот раз повезло. Район оказался относительно новый, поликлиника тоже, отношение абсолютно другое. Все вежливые, культурные. В самой поликлинике отличный ремонт, очередей почти нет. Точнее для беременных они свои. Врач попалась не молодая, но с опытом.

Всё свелось к тому, что я сдавала анализы и приходила к ней на приём. А живот между тем рос с геометрической прогрессией, за две недели я прибавляла по килограмму, или больше. Это, пожалуй, было основное беспокойство врача. А я вес почти не ощущала, кроме того, что никуда не влезала, да одеваться приходилось сидя.

Ремонт продолжался, до рождения требовалось успеть основное. Но теперь это уже было легче, жили на одном месте. В конце декабря решили устроить новоселье, без этого было никак, а на январь я уже не хотела ничего планировать. Вокруг все говорили, что близнецы рождаются раньше срока. Хотя срок у меня был в конце марта.

Ударными темпами к новоселью основную часть ремонта мы завершили и даже предприняли жалкую попытку раскидать вещи. Но без мебели это сделать практически невозможно, поэтому коробки спрятали по углам.

В декрет меня отправили 30 декабря, и я, наконец, вздохнула свободно.

Дальше жизнь пошла не в таком бешеном ритме, но на смену пришла усталость и невозможность спать по ночам. Руки затекали, как только я начинала засыпать, а потом начинало сводить ноги. Лучше всего я себя чувствовала, когда двигалась.

Но долго ходить тоже было сложно, начинали ныть суставы в коленях. На моё счастье зима выдалась не очень суровой и снежной. Гулять я старалась каждый день. Хоть на час.

Живот вырос до невероятных размеров, я поправилась на 22 кг. Один плод был явно крупнее другого, он лежал сверху. Врач настаивала на плановом К.С.

В довершении всего, у меня обнаружили врождённый порок сердца, это в тридцать – то лет! Таким образом, в конце февраля, 28-го, я отправилась в род. дом. Последнее, что мы сделали утром этого дня, это повесили люстры во всех комнатах.

Пребывание в род. доме, пожалуй, самый неприятный период во всей беременности. Но этого следовало ожидать, так как я с детства испытываю аллергию на казённые стены. Как бы то ни было, 11 марта родились две девочки, весом 2840 нижняя, и 3120 верхняя. Это был одновременно конец, и начало всех начал.

Автор: irenkruchko

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Рекомендуется всегда в случае надобности обращаться к своему лечащему врачу, или педагогу.